Интервью с Дмитрием Игнатьевым

Интервью с Дмитрием Игнатьевым


В громких представлениях Дмитрий Игнатьев не нуждается, многие поклонники электронной музыки знают Дмитрия как редактора и соучредителя российской версии журнала «Mixmag».

— Расскажи немного о себе, был ли ты изначально связан как-то с музыкой и как пришел к электронике?

Электронную музыку я начал слушать в 1993-ем году. Как вообще пришло это увлечение довольно слабо помню, может быть, потому что это не был какой-то долгий путь. Помню, что интересовался как и все подростки (а мне было тогда 13) понемногу всем тем, что звучит на радио. Однажды вечером крутил настройку FM-диапазона магнитофона и остановился на странной теме, где музыка была какая-то уж совсем вычурная: слов вообще нет, ритм постоянный и все такое футуристичное. Вот и подсел и сразу понял, что это нечто новое — моё) Это была программа Владимира Фонарёва (он же DJ Fonarev сейчас). Тогда он не играл только транс, программа называлась «Танцевальная академия» и была донельзя актуальной: он приглашал разных музыкантов, промоутеров, в прямом эфире они рассказывали о новых пластинках и открывающихся клубах, о вечеринках и хит-парадах, а звучало чуть более чем всё — от эмбиента и даунтемпо до техно, хардкора и прогрессива — выбирай что хочешь, и что больше нравится. И надо сказать, что это по сути был единственный источник информации, потому что не было интернета, стриминговых сервисов и прочего — только эта программа и дофига кассет в ларьках с непонятными названиями, которые покупал наобум. И вроде угадывал.
Ну а затем в Москве появилось радио «Станция» — первая круглосуточная радиостанция, в эфире которой играли только электронную музыку, причем известные диджеи, которые переносили эту музыку прямо из клубов: молодые Кубиков, Санчес, Иван Салмаксов, Бивойс и другие.

— Что сейчас происходит на российской электронной сцене, кого бы ты выделил?

Для меня совершенно очевидно, что за прошедший год столица российской электронной музыки снова вернулась в Санкт-Петербург. Пока в Москве оленевод укатывает в асфальт фестивали и клубы, а место Arma17 так пока никто и не занял, в Питере идет движуха, и это здорово.
Но ничего, рейв их всех переживет. Я уверен, что это ненадолго: в Нью-Йорке пережили мэра Джулиани, а мы здесь переживем мэра Собянина, Путина, всю эту кодлу и еще станцуем нижний брейк на их могилах.
Ещё появилось много интересных музыкантов. Но лично я это отношу скорее к развитию технологий и понижению порога входа в электронную музыку. Теперь легче и записать что-то, и с помощью интернета показать свои треки широкой аудитории. А уж талантливых ребят у нас всегда было много.

— В последние годы возродился интерес к винилу, и его продажи говорят об этом, как думаешь, с чем это связано? Коллекционируешь ли ты винил?

Мне кажется, это обычный процесс возвращения человека к чему-то осязаемому наигравшись в «цифру». Ведь заметьте, это компакт-диски умерли, а не винил. У человека всегда будет потребность что-то держать в руках, листать страницы, доставать из конверта. Плюс опять-таки технологии позволяют сейчас создавать проигрыватели за $50. Правда, говорят, что они могут навредить пластинке, если там их часто слушать, но это уже другой вопрос. Не стоит забывать и о новом поколении, которое тоже начинает коллекционировать пластинки, покупать переиздания вечных The Beatles и остальных. Я тоже коллекционирую винил. Мне нравится и сам по себе этот процесс (хотя это скорее наркомания), и я использую эти пластинки, чтобы играть у друзей или в клубах. Кстати, микс для Yoodj’s на 100% виниловый.

— Почему ты ушел из Mixmag?

Мне всегда хочется развиваться и идти вперед. Лично для себя я достиг потолка в этом проекте, хотя он оказался и ниже, чем я предполагал сначала. И несмотря на то, что именно с моего имейла издателю Mixmag в Великобритании началась история с его официальным запуском здесь, которым руководили мы с Ильёй Ворониным — главредом сайта, я решил для себя, что дальше мне не по пути, и что важнее то самое развитие, которое мне интересно. А я всегда стараюсь быть там и делать то, что мне интересно.

— Что сподвигло открыть канал в Telegram? Какие планы на этот канал? Какое видишь у него будущее?

Сейчас, в эпоху соцсетей, мы живём очень быстро. Зачастую клипмейкерское сознание прыгает по текстам (трекам, фильмам, книгам), не задерживаясь на чём-то конкретном. Не хочу давать оценку, хорошо это или нет, но в электронной музыке жизнь течет еще быстрее. И поэтому главные новости из этого мира с доставкой прямо в смартфон благодаря Telegram — это, как мне кажется, довольно правильная вещь. Мы привыкли уже к телеграм-каналам и поэтому, пользуясь уже накопленным опытом (не пропадать же добру) я завел «МиР»  — такое само себе медиа о мире электронной музыки, из которого вы узнаёте всё самое главное. Конечно, всё это немного субъективно, но не более, чем любое другое СМИ. Ведь на 100% объективных изданий не бывает вообще. Впрочем, я стараюсь написать о любом важном событии, даже если оно мне лично не сильно симпатично, но важно для танцевальной культуры в целом.
Планы самые скромные — завоевать планету, но пока я толком не приступал к их воплощению. Так что подписывайтесь и участвуйте в этом процессе 🙂

— Что бы ты хотел сказать нашим читателям?

Я бы хотел пожелать быть искренними по отношению к музыке. Кто-то считает, что это наивно или идеализм, кто-то думает, что многие из ставших знаменитыми музыкантов и диджеев обязаны своим успехом только пиару или знакомствам, но на самом деле все решает ваша честность и искренняя любовь к музыке. Если вы интересуетесь, накапливаете опыт, постоянно находитесь в поиске, то у вас обязательно получится. И не слушайте скептиков, как известно — кто ищет, тот всегда найдет. Такое я наблюдаю постоянно.