11xxx27 - Special for YooDj's

11xxx27 — Special for YooDj’s


Erminio Granata через свое музыкальное alter ego 11xxx27 показывает обволакивающее и темное окружение, индустриальные шумовые вибрации, рассказывает истории и чувства.

— Расскажи, пожалуйста, о себе. Что пробудило твой интерес к электронной музыке?
— Мой интерес к электронной музыке проснулся в возрасте шестнадцати лет, когда я начал слушать первые dj-сеты, записанные на кассеты и компакт-диски с вечеринок, которые проходили в Неаполе и в Италии.
Даже если в этом возрасте я еще толком не ходил по клубам, я был заинтригован этим миром, и через своих старших друзей я был в курсе самых известных ди-джеев электронной сцены тех лет; также, я изучал плакаты вечеринок и занимался поиском треков или dj-сетов, которые исполнялись в моем городе и в Италии. Я был под влиянием различных музыкальных движений, которые охватывали электро/прогрессив, техно, минимал и хаус.
На протяжении многих лет я находился под влиянием техно и современной электроники с различными поджанрами, такими как индастриал, нойз, EBM, эмбиент и дроун.

— Связано ли твое образование с музыкой?
— Прежде чем приблизиться к электронной музыке и сделать первые шаги в качестве ди-джея, я с детства изучал классическую гитару, а затем перешел к изучению блюзовой гитары.
Я играл в небольшой группе моих друзей того же возраста, они разделяли ту же музыкальную страсть, что и я.
Я всегда чувствовал музыку неотъемлемой частью своей жизни. Помню, как в детстве мне нравилось слушать винил и кассеты, которые собирал мой отец, или ходить с ним на концерты или в студию звукозаписи, где играли его друзья.

— Как ты понял, что хочешь делать свою собственную музыку?
— С тех пор, как я начал играть на гитаре, я всегда пытался создать что-то свое, а когда я начал приближаться к миру электроники и понимать, что ди-джеи играют треки разных исполнителей, я начал интересоваться миром продакшна как из любопытства, так и в качестве хобби.

— Расскажи про INFIDEL BODIES. Какова идея лейбла?
— INFIDEL BODIES родился в феврале 2017 года, когда я и Марика (совладелица) почувствовали необходимость выражать наши музыкальные предпочтения через собственный канал, который предполагает различные жанры, выпущенные на кассетах/в цифре и имеет особенность создавать реальную историю вокруг каждого релиза, начиная от музыки и создания вокруг нее целой концепции, основанной на изображениях, видео и гаджетах.

— Скажи пару слов о своем последнем релизе «No Hope, No Fear».
— Идея этого альбома родилась из создания коллажей на общественно-политические темы (которые впоследствии стали зином проекта).

— Опиши, пожалуйста, свой творческий процесс — от идеи до реализации.
— Я подумал, что было бы интересно создать музыкальный контент, который бы возобновил и напомнил обстановку запустения и разрушения войны.
Поэтому я начал смотреть документальные фильмы, сэмплируя из них звуки, голоса плача, отчаяния и другие звуки настроения. Некоторые из этих треков были записаны во время моего live выступления с Дрю Макдауэллом, а в следующие месяцы я также продюсировал и записывал другие треки в моей домашней студии.

— Какое оборудование ты используешь?
— В моей коллекции оборудования присутствуют различные инструменты: аналоговый микшер Soundcraft Spirit FX8 (старая серия), цифровой процессор мульти-эффектов Lexicon Mpx 550, двойная педаль Boss OD-20 drive zone, сэмплер Korg Electribe Sx, сэмплер Korg Electribe Sampler 2, сэмплер Roland Sp 404 , Access Virus rack (к сожалению, у меня его больше нет), Volca Bass, различные педали и midi-контроллеры, которые я использую с помощью VST и Ableton.
В настоящее время я ищу полифонические синтезаторы, даже если я и люблю работать с сэмплерами за их бесконечные возможности.

— Над чем ты работаешь сейчас и каковы твои планы на ближайшее будущее?
— С момента рождения INFIDEL BODIES я посвящал больше времени лейблу, чем музыкальному продюсированию, но в то же время я продолжал работать над различными проектами.
На сегодняшний момент я записываю новые треки с проектом Hyperlacrimae (который у меня с моим другом Carmine Laurenza ака Nocturnerror), скоро на виниле выйдет мой ремикс на Станислава Толкачева на лейбле Dystant от моего проекта Code27, под этим именем я также играю в Неаполе на вечеринке Mutate.
В последние недели я записываю несколько подкастов для разных платформ и работаю над идеей следующего альбома.

— Выступаешь ли ты в клубах и на фестивалях?
— Как я уже упоминал ранее, с моим проектом Code27 я резидент на вечеринке Mutate, и у меня есть возможность выступать с основными ди-джеями техно-сцены по всему миру. На своем первом лайве я выступал под имненем 11xxx27 в прошлом году перед живым Дрю Макдауллом, а также выступали с dj-сетами с разными артистами: Pact Infernal, Retina.it, Kangding Ray, Ruhig, ныне покойным Damcase.

— Важно ли для тебя, с какого носителя слушать? Обязательно ли это должен быть винил, или возможен цифровой формат? Коллекционируешь ли ты винил или кассеты?
— Я слушаю музыку независимо от формата, собираю винил и часто играю его в своих подкастах, также собираю кассеты проектов, которые особенно меня впечатляют.
Мне очень нравится слушать группы и проекты музыкантов, которые возвращают звуки прошлого, при этом смешивая их с современными звуками, прошедшими через различные жанры от новой волны до пост-рока и экспериментальной музыки.

— Как бы ты описал свою музыку?
— Я не могу найти прилагательных, которые могли бы описать мою музыку, это все, чем я живу и что меня окружает, так что это непрерывный эволюционирующий процесс.

— Помогает ли тебе музыка в повседневной жизни?
— В любом случае, я всегда стараюсь предложить что-то уникальное. Музыка — лейтмотив моей жизни, она заполняет мои дни или помогает мне размышлять, она вдохновляет меня.

— Расскажи, пожалуйста, про микс для YooDj’s. Хотел ли ты выразить что-то через музыку?
— Для YooDj’s я решил предложить свой лайв, записанный во время выступления с Дрю Макдауэллом, в этом выступлении присутствует истинный дух 11xxx27, а также оно включает в себя множество треков с «No Hope, No Fear» и некоторые треки из моих первых работ, выпущенных независимо «The reality is inexorably destined to decline» и «Son of contaminated land».